«Черновик» — рассказ для душ школьного возраста

Что может быть хуже контрольной работы?
Наверное, печеночный паштет, который бабушка готовит по выходным и упрашивает:
— Скушай хоть один бутербродик! Для глазок полезно.
От одного запаха этого паштета глаза так и лезут на лоб. Неужели полезно носить глаза на лбу?
Уборка в комнате после того, как приходили в гости друзья, тоже не лучше контрольной. С бабушкиным бутербродом справиться сложно, но сделать это можно быстро: зажал нос пальцами, зажмурился, жуешь. Одна минута страданий – и вся семья счастлива. А уборка – дело долгое и скучное. Особенно, если все силы уже истратил на игры. Есть вообще в мире справедливость?

Так рассуждал Ваня, когда, понурив голову, шел писать контрольную работу по математике. Задумался он крепко и потому не сразу заметил, что его ноги сами по себе пинают маленький блестящий предмет. Уже перед самой дверью кабинета математики он опомнился и поднял штуковину: это был блокнот. Совершенно замечательный новенький блокнот в плотной золотистой обложке, переливающейся радужными лучиками, словно чешуя рыбок гуппи в дедушкином аквариуме. Бархатистые странички так и сияли белизной.
Ваня не удержался и вырвал одну страничку. Достал из кармана огрызок карандаша, присел на корточки и быстро написал на коленке:
«Катька дура»
Внизу пририсовал некрасивую кривую рожицу с двумя косичками. По пути к своей парте он незаметно подложил бумажку под дневник отличницы Кати Румянцевой. Ванино настроение совсем было повысилось оттого, что он так удачно осуществил свой коварный план, но тут учительница, Раиса Семеновна, раздала задания. Ваня их и читать-то мог с трудом, не то что выполнять.
«Масса пустого бубона… нет… бидона сопоставляет… нет… составляет», — мямлил он тихо, а сам думал: «Уж лучше десять бутербродов с печенкой и три уборки в один день, чем эта математика. И что вообще такое бидон? В нем бетон мешают, что ли?»
— Трубников! Убери все лишнее с парты.
Раиса Семеновна стояла над Ваней и стучала пальцем по золотистому блокнотику.
— Это не лишнее. Это мой талисман. Бабушка подарила, — соврал Ваня. Очень не хотелось ему прятать находку в портфель. – Я его как черновик использую.
Раиса Семеновна открыла блокнот, полистала, убедилась, что внутри нет шпаргалок.
— Ладно, Трубников. Оставь, раз талисман. Приятная вещь.
Она вернулась за учительский стол, а Ваня принялся делать вид, что решает задачу в черновике. Только вместо цифр и букв чертил смешные маленькие рожицы. Одну с подбитым глазом, другую с большим открытым ртом, третью со свиным пятачком. Да так увлекся, что целый лист изрисовал. Огромная толпа рожиц таращилась на ученика Трубникова из нового блокнота.
— Дай-ка глянуть, что у тебя получается, — попросила Раиса Семеновна.
На этот раз она подошла незаметно, Ваня даже не успел захлопнуть свой «черновик». Он втянул голову в плечи и приготовился к неприятностям.
Но учительница не спешила его бранить. Она аккуратно водила пальцем по страничке, над которой только что трудились руки «художника» Трубникова, и шевелила губами, будто читала. Изумленный Ваня наклонился и чуть не упал со стула: в блокноте не было ни одной рожицы! На месте несимпатичных рисунков красовалась решенная задача про бидон. Ваня открыл рот и часто моргал.
— Молодец, Иван. Не ожидала от тебя, — сказала Раиса Семеновна и одобрительно похлопала его по плечу. – Да так красиво и аккуратно! Умница. Переписывай в чистовик.
Ваня закрыл рот, перестал моргать, чтобы не выдать себя, и принялся старательно переписывать решение задачи в тетрадь для контрольных работ. Учительница еще несколько раз подходила похлопать его по плечу. Она очень радовалась, что двоечник Трубников вдруг так хорошо справился с заданием.
После урока к Ване подошла Катя. В руках она держала свою тяжелую сумку, и он уже приготовился к удару по спине (Катя всегда дралась сумкой за обидные проделки в свой адрес), но и с нею что-то произошло. Она широко улыбалась.
— Ванечка, хочешь булочку со сгущенкой?
— Хочу, — согласился Трубников.
Он догадывался, что и угощением обязан необыкновенному новому блокноту.
— Только ты это… можешь мне письмо назад отдать? – попросил Ваня, краснея.
— Ладно, — согласилась Катя и протянула ему клочок бумаги.
Ваня глянул и ужаснулся. Там значилось следующее:
«Катя! Ты очень красивая!»
Вместо рожи – сердечко. Ваня чуть не подавился булочкой. Он быстро скомкал послание и сунул его в карман. Ох и блокнот! Такие кренделя выписывает.
— Слушай, — сказала Катя, все еще широко улыбаясь. – Хочешь сегодня после уроков в кино на новый мульт? Мы с папой купили вчера два билета, но его вызвали на работу.
— Хочу, — снова согласился Ваня.

Мультфильм был замечательным. И Катя оказалась совсем не дурой. Очень даже наоборот: когда Ваня провожал ее домой, она рассказывала удивительные истории о космосе, о фантастических путешествиях героев разных книг. Прогулка получилась такой увлекательной, что Ваня про себя решил: в субботу он купит билеты на какой-нибудь приключенческий фильм и сам пригласит ее в кино.
Но дома Ваню ждало неожиданное и страшное: на кухне, вместе с бабушкой и мамой, пила чай Раиса Семеновна. Лицо мамы было заплакано.
— Ну, заходи, бандит несчастный! – скомандовала она.
Ваня медленно влез в тапочки и побрел на кухню, ступая тяжело, будто к его ногам привязали металлические блины из спортзала.
— А теперь говори, что это!
Мама бросила на стол раскрытую тетрадь для контрольных работ. Посреди страницы, там, где утром ученик Трубников старательно выводил буквы и цифры, теперь помещался рисунок: чудовищная карикатура, изображавшая учительницу математики с неправдоподобно большой головой, длинным носом и посудным ершиком вместо указки в руке. Внизу Ваниным почерком подписали:
«Раиска Мучительница»
Сердце Вани колотилось от страха, как мотылек, пойманный в банку.
— Это не я. Это не я, — лепетал он, скривив губы и едва сдерживая слезы. Его опередила бабушка: она уже вытирала фартуком крупные капли, катившиеся из ее глаз.
— Это все черновик! – вскричал мальчик и бросился искать в портфеле злополучный блокнот. Но странной находки там не оказалось. Наверное, вывалился в кинотеатре.

Никто, конечно же, не поверил Ваниной истории. Сначала его заставили просить прощения у Раисы Семеновны, потом лишили на целый месяц карманных денег и игры на планшете. Вместо обедов в школьной столовой, Ваня ел принесенные из дома бутерброды. Причем, не с печенкой: бабашка сказала, что не станет больше готовить полезный паштет такому подлецу. Когда месяц наказания подходил к концу, казалось, что он соскучился за печенкой, а горячо любимая раньше колбаса надоела и перестала нравиться.
Зато Катя стала ему настоящим другом. Хорошо, что он забрал у нее тогда бумажку. Мало ли, что могло оказаться в послании под вечер того злополучного дня! С Катиной помощью он подтянулся по математике и русскому, перестал получать двойки и скоро пополнил ряды твердых хорошистов, а еще – полюбил читать восхитительные фантастические книги. Вдвоем они ходили на каждую премьеру мультиков в кинотеатре.
Вот такая необыкновенная история случилась с Ваней Трубниковым. А что может быть лучше необыкновенных историй?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Нина Шевчук ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru