Год Нюрки

С самого утра Солнце, словно расщедрившийся король, бросало на Пустошев яркие, еще теплые лучи. Но местный барон, злюка Октябрь, знал свое дело хорошо: он уже успел ободрать все золото с деревьев, а по улицам со зловещим воем носились его вассалы Ветры.
Андрей сидел на скамье перед дворцом бракосочетания, втянув голову в воротник темно-зеленого дутика. Кончики его ушей покраснели от холода, а глаза слезились. Когда к парадному входу ЗАГСа подкатывала очередная свадебная процессия, он выпрямлялся и напряженно всматривался в выходящих из машин людей. Так продолжалось уже не менее двух часов, но Маргариты все не было.


Неделю назад один из их общих друзей сказал Андрею, что она выходит замуж. Конечно же, он не сомневался, что рано или поздно это произойдет. Но даже если знаешь заранее, что яблоко, которое ты собираешься съесть, кислое, слаще от этого оно не станет. Вот только яблоко можно выбросить и не есть, а не прийти сюда Андрей не мог.
Его отношения с Маргаритой были долгими и болезненными. Уже через полгода после знакомства девушка поняла, что избранник ее – человек добрый и мягкий, но совершенно не амбициозный и не честолюбивый. Жил он в маленькой бедно обставленной квартире, доставшейся в наследство от деда. Зарплату получал среднюю, одевался скромно, и при этом почему-то был доволен своей жизнью. Рита никак не могла понять, как можно сохранять спокойствие и равновесие, если не имеешь возможности купить себе машину, или отправиться летом в Тайланд. Какое удовольствие может приносить рыбалка на озере в маминой деревне? Чистой воды мазохизм: сидишь, как истукан, кормишь комаров. После тщетных попыток уговорить его бросить работу в научном институте, Марго стала «перебирать варианты» (это было ее собственное выражение): время от времени, встретив кого-нибудь другого, она уходила от Андрея, но через некоторое время возвращалась. Первый «вариант», свозив Риту на Кипр, вернулся в семью. Второй, как оказалось очень скоро после знакомства, любил воспитывать своих подруг рукоприкладством. После разрыва с ним под левым глазом Марго довольно долго красовался фиолетовый синяк. Третий, иностранец, несколько месяцев достойно обеспечивал ее, но уехав, нарушил свое обещание и не выслал приглашения.
Каждый раз Андрей давал себе обещание, что не примет Марго назад, но после недели уговоров ломался. Девушка была весьма недурна собой и обладала особой женской притягательностью. Порою ему казалось, что он ненавидит ее и больше никогда не хочет видеть, но стоило встретиться, как все негативные чувства улетучивались.
Когда Андрей уже решился написать заявление на увольнение и начал искать себе работу в торговле (единственная сфера в Пустошеве, в которой можно было надеяться на приличный заработок), на горизонте появился четвертый «вариант». Мелкокалиберный, великовозрастный и весьма крупногабаритный пустошевский бизнесмен предложил Маргарите выйти замуж.
Зачем Андрею нужно было смотреть на это, он и сам не знал. Он испытывал чувство, подобное желанию сорвать корочку на едва затянувшейся ране. Знаешь, что будет больно, что снова начнет кровоточить, но руки сами тянутся к этой ерундовине.
И что он стает делать, когда они подъедут? «Теперь твоя очередь перебирать варианты», – горько заметил он про себя. Приятнее всего было бы расквасить морду этому богатею. Глупо, но приятно. Или можно подойти и попросить ее подумать еще раз прежде, чем она сделает этот шаг. Еще глупее. Хотя, он никогда не просил ее вернуться сам, и, может быть, если сделает это впервые в жизни, то сможет чего-то добиться?
К полудню небо посерело, словно старое поношенное пальто. Начинали падать первые крупные капли дождя. Андрей встал, чтобы подойти поближе к зданию ЗАГСа и ждать под выступом его крыши, как вдруг услышал тихое прерывистое мяуканье. Под скамейкой, на которой он только что сидел, лежала маленькая кошка. Животное имело очень необычный окрас: вся белая, и только одно правое ушко ярко-рыжее. Мордочка круглая, нос розовый.
– Кс-кс-кс, – позвал Андрей, протянув руку ладонью вверх. Кошка встала, и он увидел, что передняя ее лапа согнута неестественным образом. Скорее всего, она попала под машину, так как это явно был перелом. Причем, достаточно серьезный. Андрей аккуратно достал зверя из-под скамейки.
– Что, плохи твои дела, да?
Сказав это, он вдруг задумался. У него на руках сидело живое существо, которое испытывало жуткую физическую боль. Если никто не подберет эту кошку, в скором времени бедняжка погибнет. Маленькая, беспомощная. А он, здоровый мужик, сидит здесь и страдает из-за своих «сердечных дел». Была бы у тебя, Андрей, сейчас переломана нога, так не думал бы о всякой ерунде. Ему даже стало совестно за самого себя.
– Ну что, поехали к ветеринару! – объявил он кошке и осторожно спрятал ее за пазуху.

В ноябре Нюрке (так Андрей назвал своего нового питомца) сняли гипс, и она по-хозяйски расхаживала по квартире, уверенно опираясь на все четыре лапы. Каждый день она радостно встречала Андрея с работы, а когда он смотрел вечером телевизор или читал книгу, забиралась на его шею, словно лисий воротник, и нежно урчала в ухо. Парень тоже очень привязался к кошке и никогда не забывал порадовать нового друга свежей рыбой или кусочком ее любимой колбасы.
Накануне Нового года, когда Андрей готовился к приходу друзей, нарезая салаты, в квартире раздался звонок. Поспешно вытерев руки, он отворил дверь. На пороге стояла Рита.
– Ну, здравствуй! – кокетливо произнесла она. – Можно войти?
– Входи, – Андрей отступил в сторону.
– Чем обязан? – спросил он, когда Рита расположилась в комнате на диване. Выглядела она еще лучше, чем прежде. Ухоженная, дорого одетая. В лице что-то изменилось, видимо, вследствие каких-то процедур. Он не мог понять, что именно.
– Да так, решила заглянуть к тебе в гости. Как поживаешь?
– Хорошо поживаю.
– С кем Новый год будешь встречать?
– Да как всегда. С Мишкой, Антоном и их женами. Не меняю приоритетов.
Комнату наполнил запах очень стойких духов. Андрей почему-то вспомнил, как когда-то потратил ползарплаты на туалетную воду, которую преподнес Рите на день рождения, но приятный аромат парфюма не держался и часа.
– Ясно. А я вот одна. Муж улетел по делам в Бельгию. Чего-то скучно стало, так я подумала, может, встречу Новый год со старыми друзьями.
Она одернула юбку так, что в разрезе появилось бедро в черном чулке. В этот момент в комнату, мягко ступая, вошла Нюрка. Кошка подошла вплотную к незнакомке, села у ее ног и стала рассматривать женщину.
– Ой, у тебя появилась зверушка. Какая милая!
С этими словами Рита слегка приподняла ногу и потрогала морду кошки кончиком пальцев, просвечивающих сквозь черный чулок. От этого ее действия Андрею вдруг стало так гадко на душе. Ведь все эти годы она поступала с ним так, как сейчас с Нюркой. Пренебрежительно, высокомерно.
– Это домашняя кошка, ее можно гладить руками, а не копытами, – вдруг выпалил он неожиданно для себя грубым тоном. Рита резко выпрямилась. За пять лет их отношений он ни разу так не говорил с ней. Он ждал, что сейчас она взорвется и устроит истерику. Но этого не произошло.
– Извини, я не хотела обидеть твою кошку, – тихо сказала она.
– Вот и отлично. До Нового года осталось восемь часов, тебе пора идти искать старых друзей, а то придется встречать одной.
– Но я думала остаться с вами сегодня, – мягко попросила Рита.
– Прости, не получится.
Рита хотела еще что-то спросить, но Андрей уже прошел в коридор и взял в руки ее шубу.
– Ах, вот ты как, значит. Ну хорошо!
Она вырвала шубу и вышла за дверь, не одевшись. Первый раз в жизни Андрей почувствовал облегчение от ее ухода и вдруг понял, что он свободен.

Весною, в мае, случилась неприятность. Вернувшись с работы, Андрей обнаружил, что Нюрки нет в квартире. Видимо, она выбралась на улицу через форточку. Это было очень странно, так как никогда раньше она этого не делала. Даже напротив, опасалась выходить даже на лестничную клетку.
Весь вечер Андрей бегал по окрестностям, пытаясь разыскать ее. Когда стемнело, вернулся домой, написал несколько объявлений о пропаже, и уже ночью расклеил их по району. Дом без кошки будто опустел. Заснуть Андрею удалось только под утро, а сны он видел очень неприятные: будто плавал в глубоком грязном водоеме, которому не видно было конца.
На рассвете его разбудил треск дверного звонка. Как был, в смешных семейных трусах с розовыми полосками, он бросился открывать, ожидая, что кто-то нашел Нюрку и принес ее домой. Так оно и было: на пороге стояла миниатюрная девушка с кошкой в руках.
– Здравствуйте, это ваша кошечка? Вот здесь, кажется, ваш адрес?
Она протянула сорванный со столба листок.
– Моя! – воскликнул Андрей. Моя! Проходите!
От радости он даже забыл, в каком виде вышел встречать утреннего гостя. Девушка замялась.
– Ох, блин! Простите меня! – Он съежился. Проходите, пожалуйста, в комнату, я сейчас оденусь мигом.
– И где же она была? – крикнул он из прихожей, поспешно натягивая спортивные штаны.
– Да прямо под столбом с вашим объявлением сидела, будто ждала, что ее там и найдут, представляете?
– Это очень необычная кошка. Как вас зовут?
– Катя.
– А меня Андрей. Вы уже завтракали? Будете чай с бутербродами?
– Можно, пожалуй.

Летом Андрей поехал в деревню, чтобы познакомить Катю с мамой. Нюрку оставили на попечение соседки, так как ей уже подходило время рожать. Видимо, не все время своего отсутствия она просидела под столбом. Зинаида Степановна очень поладила с будущей невесткой. В первый раз за долгие годы ее сердце не рвалось от того, что сын несчастен в личной жизни. Создавалось такое ощущение, что эти двое знают друг друга всю жизнь. К тому же, они оказались коллегами – оба биологи. Только Катя работала в школе.
Просматривая вечером старые альбомы с фотографиями, Катерина вдруг охнула.
– Андрей, иди сюда, быстро!
– Ты чего? Что стряслось?
– Гляди!
Она протянула пожелтевшее от времени фото, на котором была изображена еще совсем молоденькая Зинаида Степановна. На ее руках сидела маленькая кошка, как две капли воды похожая на Нюрку. Вся белая, а правое ухо рыжее.
– Я раньше не видел эту фотографию. Мам, что это за кошка?
– Это Машка. Она у нас долго жила, лет четырнадцать. Еще до твоего рождения. Хорошая была, добрая.
– Чудеса, – сказал Андрей и поцеловал мать.

В октябре сыграли свадьбу. Нюрка успешно разродилась пятью котятами. Четверо были дымчатые, а один – белый с рыжим ушком.

© Нина Шевчук
© ninashevchuk.ru

Об авторском праве

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2019 Нина Шевчук ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru