Клад

Вадим сидел на диване и изумленно глядел на исписанный ровным круглым почерком листок бумаги в своих руках. Выражение его лица было таким, будто только что он открыл не обычный почтовый конверт с письмом от своей тети Риммы, а заглянул под капот «Жигуленка» и обнаружил там двенадцатицилиндровый двигатель «Феррари».

«Дорогой Вадик, – говорил листок. – Пишу это письмо с надеждой, что ты не сменил адрес и прочтешь мое важное послание.
После смерти твоего дядюшки Бори, упокой Господь его гнилую душу, я весь год собиралась приехать в Алушту сама, чтобы выполнить его последнюю волю. Но здоровье мое расшаталось, как зубы тети Инны от поедания казинаков, и теперь я не езжу дальше нашей районной поликлиники.
Писать о таком деле в письме, конечно же, опасно. Но звонить нынче очень дорого. Ты же знаешь, как тяжело живется твоей бедной тете Римме?
Так вот, слушай внимательно: когда черти уже волокли дядю Борю в преисподнюю, он подозвал меня и признался, что в свою бытность ювелиром в Алуште спрятал шкатулку с драгоценностями недалеко от нашей старой дачи. Ты знаешь, какие опасные были времена? Поэтому он собрал самое ценное, запаял в металлическую шкатулку и зарыл у старого дуба на пляже под тем утесом, с которого ты когда-то свалился.
В этой шкатулке, мой золотой Вадюша, целое состояние! И это состояние дядя Боря завещал тебе.
Если его история – не плод воображения старого маразматика, и шкатулка до сих пор лежит на глубине полутора метров, на расстоянии пяти шагов от дуба в сторону скалы, то ты, Вадюша, будешь самым завидным женихом для любой крымской крали.
Надеюсь, что тогда ты не забудешь и о бедной тете Римме.
Целую тебя крепко и с нетерпением жду вестей.
Твоя тетя Римма».

Перечитав письмо пять раз, Вадим, наконец, свернул его и спрятал в конверт. Тетя Римма была та еще шутница. Истории о ее проделках ходили в былые времена по всей Алуште.
Но что, если она не обманывает? До переезда дядя Боря, действительно, много лет работал ювелиром в Алуште. Он вполне мог скопить приличное состояние и спрятать его поглубже от расточительной жены и любопытных глаз. Должно быть, тете Римме совсем плохо, раз она решилась поделиться таким секретом!
Вадим не мог решить, принять ли на веру необыкновенное послание, а предательское воображение уже рисовало собственный автосервис. Подпольная мастерская, которую он оборудовал в своем гараже, конечно, приносила неплохой доход, но собрать на настоящее большое дело никак не получалось. В ближайшие годы на это не стоило и надеяться.
Так или иначе, он никогда не сможет спать спокойно, если не проверит поведанное тетей Риммой. Недолго думая, Вадим отправился в гараж и нашел видавшую виды лопату. Родом она была с той самой дачи у моря, которая когда-то принадлежала дяде Боре. На всякий случай, прихватил с собой небольшой лом и садовые перчатки, прикрепил все «кладоискательское» снаряжение к велосипеду и поехал на пляж.

***

Когда за поворотом показался памятный утес, солнце уже клонилось к горизонту, окрашивая землю и небо оранжево-розовым, отчего ландшафт походил на марсианский. Несколько отдыхающих нежились на пляже, и поначалу Вадим смутился. Что подумают эти люди, когда он станет орудовать лопатой под дубом? Однако пляж опустеет лишь к ночи, а ночью с лопатой он вызовет гораздо больше подозрений у случайного бдительного прохожего.
Поборов смущение, Вадим слез с велосипеда и повел его по пыльной тропинке. Через минуту он уже стоял под старым ветвистым дубом, знакомым с детства.
– Пять шагов в сторону скалы, – повторил он про себя и отмерил нужное расстояние.
Копать было тяжело. Лето выдалось непривычно дождливое, глинистая почва набрала влаги и потяжелела, а руки и без того болели после двух утренних заказов – смены диска сцепления и выжимного подшипника. Не прошло и пяти минут, как с пляжа прибежал мальчонка лет шести:
– Дядя, а зачем вы копаете? – спросил он, держась на безопасном расстоянии.
– Буду строить замок, – ответил Вадим, не прерывая своего занятия.
– Но ведь замок строят из песка! – засомневался мальчик.
– А я построю из глины и земли.
– Но зачем вам так много глины и земли?
– Это будет большой замок, мальчик. Иди, не мешай.
Через четверть часа после мальчугана наведалась пухлая тетка в широкополой соломенной шляпе и огромном цветном полотенце, обернутом вокруг бедер.
– Что это вы здесь роете? – взвизгнула она.
– Могилку, – ответил Вадим, отерев лоб рукой.
– Для кого это? – она инстинктивно попятилась назад.
«Для тебя», – хотел сказать он, но благоразумно сдержался и ответил:
– Для моего сенбернара Бориса. Он умер. От старости.
Вадим скорчил скорбную мину, а тетка понимающе закивала и ретировалась.
С каждой лопатой мокрой земли надежда найти дяди Борины сокровища исчезала, как медуза, выброшенная волной на горячий песок. Над пляжем повисли теплые маслянистые сумерки. Вадим выбрался из ямы, снял мокрую футболку и уселся на большой камень у края своей злополучной ямы. Придушить бы тетю Римму за ее глупые шуточки!
– Добрый вечер!
Приятный девичий голос отвлек Вадима от тяжелых дум. Он обернулся и увидел смуглую невысокую девушку в широких джинсовых шортах и майке-боксерке со смешным рисунком.
– Простите, что отвлекаю вас, но мне кажется, ваши труды каким-то образом связаны с двумя молодыми людьми, которые уже давно наблюдают за вами из кустов на соседнем склоне.
Вадим завертел головой, но девушка быстро проговорила:
– Не смотрите туда. У них бинокль. И пиво. И им, судя по всему, очень весело.
– А как они выглядят? – спросил Вадим, с трудом сдерживая ярость.
– Один очень крупный, темноволосый.
– С реденькой бородкой?
– Да. А второй…
– Второй рыжий, мелкий, с крысиной мордой, – перебил ее Вадим.
Девушка кивнула.
– Сволочи! – от досады он едва дышал.
– Они вас разыграли, да?
– Не то слово. Я ведь тут клад ищу!
Он плюнул в яму, повернулся спиной к пункту наблюдения своих горе-друзей и достал из кармана конверт.
– Конечно! Адрес ведь не тети Риммы. И как я сразу не догадался посмотреть? Сам ведь рассказывал им про нее и дядю Борю. И про скалу, с которой сорвался в детстве. Идиот! Ну, я им сейчас…
Вадим схватил лопату с твердым намерением проучить шутников.
– Постойте! – девушка подошла и присела рядом с ним. – Расскажите мне все подробно. Меня, кстати, Диана зовут.
– А я Вадим.
Пока он, превозмогая желание сломать черенок лопаты о спины своих друзей по автотранспортному техникуму Родика и Вовика, рассказывал свою историю, новая знакомая улыбалась, а в ее красивых темных глазах все больше разгорался авантюрный блеск.
– Знаете что? – сказала она, дослушав до конца. – У меня есть идея. Полезайте копать дальше, чтобы они ничего не заподозрили, а я вам кое-что предложу…

***

С огромным трудом скрывая горькую досаду, Родион и Владимир ходили вокруг новенького «Мерседеса» и заглядывали в тонированные окна.
– Этого не может быть! Какой клад в наше время?! – воскликнул Родион, с недоверием глядя на Вадима, который стоял рядом, побряцывая ключами от авто.
– Вот, смотри, – Вадим протянул ему лжеписьмо. Родион сконфуженно взял листок и сделал вид, что читает.
– Правда, есть одна странность, – сказал Вадим, смакуя месть. – Тетя Римма написала о драгоценностях в шкатулке, а я нашел большой ящик со столовым серебром девятнадцатого века: стопки, пашотницы, ликерные наборы и все такое.
Вадим и Родион переглянулись, и оба тяжело сглотнули.
– И на сколько все затянуло? – спросил Владимир. Его и без того длинная крысиная мордочка вытянулась, словно мокрый шерстяной свитер на бельевой веревке.
– Два лимона. Жаль, конечно, было продавать все это добро. Такая красотища! Но «Мерс» мне нужнее.
Вадим погладил блестящую крышу машины, которую недавно взял в кредит родной брат Дианы.
– Ну, ничего. На следующей неделе пойду еще покопаю в тех местах. Здесь ведь когда-то жили Раевские. Может, это их серебро? Кто знает, чего там еще закопано.
***
Зубастый утес проглотила ночная мгла. Двое велосипедистов, остановившихся у обочины, наблюдали, как под старым дубом две человеческие фигуры – крупная, плечистая и маленькая, сутулая – старательно орудовали лопатами. Мелкий дождь то и дело грозился перейти в ливень.
– Не хочешь помочь друзьям клад искать? – игриво спросила Диана.
– Не хочу. Я свой клад уже нашел. – Вадим подмигнул ей. – Поехали, Диана. Не будем мешать товарищам трудиться.
Они снова сели на велосипеды и поехали по серебряной дороге, прочь от утеса.

© Нина Шевчук
© ninashevchuk.ru

Об авторском праве