Коммерсант

Мамы, чаще всего, бывают двух видов – принцессы и королевы.
Мама-принцесса каждый день носит туфли на высоком каблуке и предпочитает коротенькие юбочки и шортики спортивным штанам (даже если отправляется в соседний двор, чтобы купить хлеба в подвальном магазинчике). Она любит ходить с распущенными волосами, как делала в бытность свою девушкой. Благо, современный человек не верит в глупенькие приметы. Раньше такую маму непременно «побил бы гром» за простоволосость, и накликала бы она беду на всю свою семью. А сейчас наоборот – все ею любуются и хвалят. Вот какая мама, просто девочка!
Мама-принцесса всегда при свежем макияже, а ее сумочка с бутылочками и подгузниками отлично сочетается с цветом и дизайном коляски малыша. Она стройна или же неустанно стремится к стройности – строго придерживается диеты, от чего, случается, внезапно бледнеет и становится капризной, как и полагается принцессе. Все в такой маме, будто, говорит: «Да, я принадлежу к владетельному роду, но еще слишком молода, чтобы обзывать меня «заматерелыми» титулами!»


Когда чадо мамы-принцессы становится одного с ней роста, ей очень хочется, чтобы незнакомые люди принимали его за ее младшего брата или сестренку. Бабушек-принцесс внуки часто называют по имени, озадачивая знакомых, которые, в силу своей ограниченности, не поняли, что эта бабушка – принцесса.
Мама-королева принимает «помазание на царство» с радостью и полной готовностью вступить в свои законные права, едва только узнает о беременности. Она мигом меняет шпильки на мягкие тапочки, смывает крем-пудру, закручивает косу в удобный пучок на затылке, чтобы было удобнее управлять вверенной ей судьбою вотчиной. В еде она себя и не думает ограничивать, так как не собирается два триместра умещаться в джинсы, которые купила до свадьбы, и к родам разрастается до определенных природой размеров. Именем королевы из дома изгоняются пиво и сигареты, а место этих «парий» занимают ягодные соки и баночки с витаминами. Даже футбол уступает место фитболу.
На прогулку мама-королева одевается удобно, защищая себя от солнца, холода и клещей, ведь она помнит, даже во сне, что все королевство держится на ней одной. Ребенок мамы-королевы выучивается читать раньше, чем ребенок мамы-принцессы отвыкает от подгузников, но первый часто бывает бит вторым, так как знает, что за него заступится царственная родительница, ведь она всегда начеку.
Всевозможные кружки посещают отпрыски обеих разновидностей матерей, но мама-принцесса определяет дитя в пять разных секций, чтобы отдохнуть и заняться своими делами, а мама-королева нащупывает таким образом область гениальности своего наследника. Вместе с ним она неустанно осваивает лепку, живопись, вышивку, английский язык, гончарное мастерство, шахматы. Иногда даже футбол, отобранный когда-то у папы-короля.
В силу необъяснимых эволюционных процессов или же обилия телевизионных шоу, которые призывают женщину утончать талию вопреки древнему убеждению «где тонко, там и рвется», но в последнее время среди нас все больше мам-принцесс. Тем сильнее было мое впечатление от встречи с мамой-королевой, случившейся недавно в городском автобусе.
Высокая пышная дама с длинной русой косой, облаченная в просторный льняной сарафан и соломенную шляпу с узкими полями, сразу же обратила на себя внимание всех пассажиров. Одной рукой она придерживала изумительно чистый и пухлый тканевый рюкзак, другой – хорошенького сынишку лет пяти. От нее приятно пахло, но не духами, а опрятным бытом. Так пахнет возле стола, на котором стоит свежий хлеб, укрытый рушником, и кружка теплого парного молока.
Как только мама с мальчонкой уселись на сдвоенное сидение, между ними потекла удивительно взрослая беседа, начавшаяся, видимо, задолго до посадки в транспорт.
— Ну хорошо. Возле Дома культуры нельзя, а в парке можно? – спросил мальчик строго.
— И в парке нельзя, — ответила женщина.
— А возле нашего дома?
— Нет.
Он обиженно поджал губу и с минуту молчал.
— А на вокзале?
В голосе послышались трагические нотки.
— И на вокзале нельзя.
К этому моменту я уже ломала голову, что же такое нельзя делать ни возле дома, ни в парке, ни на вокзале, и сама почему-то раздосадовалась на «льняную» маму.
— А на рынке?
— Нет!
— Но почему? – взмолился ребенок, картинно выставив белую ручку ладошкой вверх.
Мама устало вздохнула и стала объяснять:
— Я же тебе говорила, если ты печешь пирожки, это еще не значит, что их можно продавать. Прежде тебе нужно получить много разрешений и оформить сотни документов.
— Где? – встрепенулся мальчик, воодушевленный деловым поворотом разговора.
— В санэпидемстанции, например. Сначала они будут тебя проверять.
— Пробовать, чтобы пирожки были вкусные?
— Не только и не столько. Они смотрят на качество ингредиентов, на то, как ты производишь свой продукт.
— Хорошо.
Мальчик понимающе кивнул. Мысленно он, очевидно, уже прошел проверку СЭС.
— А потом что?
— Потом налоговая инспекция.
— Что это такое?
— Они следят, чтобы часть прибыли от продажи пирожков ты отдавал государству.
— Зачем это?
Карапузу идея явно не понравилась.
— Чтобы твоим воспитателям в садике и врачам в поликлинике платили зарплату.
Мальчик нахмурился, задумавшись, вероятно, в необходимости существования упомянутых специалистов. Мало того, что и те, и другие всячески портят детскую жизнь, так еще нужно делиться с ними денежками от своих пирожков!
— Ну ладно. И это все?
— Конечно, нет. Когда ты получишь все разрешения и оформишь документы, настанет время платить за аренду.
— А это еще что?
Терпение маленького предпринимателя было на пределе.
— Место, где ты станешь продавать пирожки, тоже стоит денег. И еще каких!
— А если не на рынке, а около дома?
В его глазах промелькнула надежда.
— Все равно. Место около дома тоже кому-то принадлежит.
Мальчонка надул губы, снова отвернулся к окну и на этот раз молчал долго. Наконец, он решительно глянул матери в глаза и сказал:
— Я не буду ходить на кулинарный кружок.
— Как так? — нервным движением она отбросила косу на спину. — Тебе же нравится делать пирожки!
— Больше не нравится!
— Но ведь не обязательно все делать только на продажу! Можно и для себя. Папа обожает твои пирожки!
— Для папы и ты можешь приготовить, — постановил мальчик.
Я жадно ждала продолжения разговора, но мои замечательные попутчики больше не проронили ни слова. Мать украдкой поглядывала на сына, а он сидел с отсутствующим видом, размышляя, наверное, о нелегкой предпринимательской судьбе.
Что ж поделаешь, нынче и мамы-принцессы, и мамы-королевы все больше рожают детей-коммерсантов.

© Нина Шевчук
© ninashevchuk.ru

Об авторском праве

© 2019 Нина Шевчук ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru