Сказки о зверятах

Как Барбос стал собой

В одной очень маленькой деревне, такой маленькой, что даже ребенок сможет обойти ее быстрее, чем кошка выпьет миску теплого молока, случилась эта история. Летним утром в зарослях лопуха, что на окраине, где деревня граничит с пшеничным полем, проснулся крошечный Барбос. Он перевернулся, подставил круглое розовое брюшко теплым солнечным лучам, сладко зевнул и вдруг понял: он совершенно не знает, кто он такой и откуда здесь взялся!
От этой мысли Барбосу стало так страшно, что он мигом подскочил на лапы и пустился бежать, но тут же врезался во что-то холодное, твердое и пахнущее землей.


— Смотреть надо, куда бежишь! — забурчал странный зверь. Сам он был маленький, но лапы имел огромные, словно лопаты.
— Простите меня, пожалуйста, я не хотел, — жалобно запищал Барбос, потирая ушибленный нос.
— Кто ты такой? Что-то я раньше тебя здесь не слышал? — спросил старичок.
— Я не знаю, кто я такой?
— Это как же? — удивился зверь. — Каждый знает, кто он. Я вот, например, крот.
— Дорогой крот, а, может быть, вы мне скажете, кто я? — с надеждой спросил Барбос.
— Откуда же я знаю, ведь я слепой!
— Но кем же мне тогда быть? — совсем растерялся Барбос.
— Будь собой! — ответил крот и нырнул в свою норку.
«Будь собой. Кто же такой этот соба? И что нужно делать, чтобы им быть?» — озадаченно думал Барбос.
Еще несколько минут он сидел, не решаясь двинуться с места, но в брюшке начало громко урчать от голода. Нужно было непременно найти этих собов и стать, как они. Тогда кто-нибудь наверняка его покормит.
Отыскав дырку в заборе местной фермы, Барбос с трудом протолкнул туда свое круглое тельце и обомлел: Перед его глазами-пуговками раскинулся огромный скотный двор. Сколько же здесь было животных самых разных размеров и цветов!
«Как же я узнаю, кто из них соба?» — недоуменно подумал Барбос.
Но нужно было что-то предпринимать, иначе умрешь от голода, и даже не узнаешь, кто ты. Набравшись смелости, он подошел к громадному зверю розового цвета, который с хрустом уплетал капустные листья. Барбос раздул бока, чтобы стать похожим на упитанного незнакомца, и уже было хотел попробовать капустный листок, как вдруг раздался дикий визг:
— УИ-УИ-УИди отсюда! Это моя капуста! Затопчу! Прожую! Проглочу!
Барбос задрожал от страха и прыгнул в сторону так далеко, как только мог.
«Нет. Это не соба. Не может соба быть таким злым да еще и так неприятно пахнуть!»
И щенок побрел дальше. Видит — по дорожке ходит важная птица. Сама круглая, как шар, а ножки тоненькие-тоненькие. Клюет зернышки, рассыпанные по дорожке.
«Может быть, это соба?» Барбос вытянул лапки так, чтобы они казались тоньше, и стал расхаживать вокруг птицы. Та сначала не обращала на него никакого внимания, но как только он наклонился, чтобы слизнуть языком одно зернышко, птица вытянула шею так, что все перья на ней встали дыбом, и закричала:
— ПОК-ПОК-ПОК-ПОКа цел, убирайся отсюда! Заклюю!
И Барбос снова побрел дальше. А навстречу ему другой зверь. Красивый, весь в белых завитушках, словно облако, упавшее на землю, а на голове два изогнутых рога, похожие на месяцы.
«Какой симпатичный! Вот он уж точно соба!» — решил Барбос и радостно побежал к пушистому зверю. Но едва тот завидел его, как сразу же застучал копытами и заголосил:
— БЕ-БЕ-БЕги отсюда, по добру — по здорову! А то я тебя в бараний рог скручу!
Еще очень долго бегал Барбос по скотному двору. Но все только злились, обижались и прогоняли его.
— МУ-ка, МУ-ка. Это просто МУ-ка. Оставь меня в покое! — кричал один.
— Ш-Ш-Ш-Што такое? Ш-Ш-Ш-Што такое? Пош-ш-ш-ш-шел вон! — шипел другой.
— ГА-ГА-ГАдость! ГА-ГА-ГАдость! Не подходи ко мне! — гоготал третий.
Наконец, перепуганный до смерти и совершенно изнуренный голодом Барбос добрел до ближайшего смородинового куста и лег в тень.
«Как же я стану собой, если я не знаю, кто это?» — думал он, и по мордочке катились слезы.
Когда солнце достигло зенита и грело землю, словно печка — пирожок с яблоками, уморенный Барбос услышал прямо над своей головой чей-то радостный голос:
— Мама, мама! Смотри — собака!
Веснушчатая девочка в ярко-желтом сарафане подхватило его на руки и прижала к себе.
— Надо же, откуда он здесь взялся? — недоуменно спросила подошедшая за девочкой женщина. На голове ее был повязан белый платок, и пахла она чем-то очень вкусным.
— Какой он хорошенький! Мама, мама, давай оставим его себе?
Женщина задумалась ненадолго, потом ответила:
— Да куда ж его теперь девать? Придется оставить.
— Ура! — закричала девочка и поцеловала Барбоса прямо в нос. — У нас теперь есть собака!
«Соба Ка? — радостно повторил про себя Барбос. — Значит, все-таки, у меня получилось! Я стал собой! И «Ка» очень красивая фамилия»
От счастья Барбос громко залаял и завилял хвостом. И вдруг понял, что именно так должны вести себя настоящие собы. Или нет. Лучше собаки, как его назвала его новая маленькая хозяйка.

Как хитрый лягушонок зайца спас

В большом лесу, где старые дубы широкие, словно крепости, а сосны похожи на косматых великанов с длинными лапами, жил зайчик по имени Хромыш. Каждый день, взяв лукошко из ивовых веток, он отправлялся на поиски дикой капусты и морковки. Целый день зайчик прыгал по лесу меж валежника и густых кустов, пока не наполнял лукошко так, что с трудом мог унести его. Хромыш не был обжорой. Самому ему вполне хватало одной маленькой морковки на завтрак, и по капустному листу на обед и на ужин. Но он очень любил радовать своих друзей: ежика, бобра, лису, волка и медведя. Возвращаясь домой, зайка непременно заходил к каждому из них, чтобы угостить свежим овощем, а вечеру уставал так, что едва тащил свои лапки, потому его и прозвали Хромышом.
Но как-то раз приключилась беда. Гуляя ранним утром среди засохших веток, зайчик не заметил глубокую яму и провалился в нее. При этом он больно поцарапал нос и сломал свое лукошко. Поплакав немного, Хромыш попытался выбраться из ямы, но не смог. Слишком высоки были ее стенки для такого маленького зверя, как Хромыш. Из этой ямы, наверное, не смог бы освободиться даже кенгуру, который намного больше и прыгучее зайца.
Долго сидел он на дне, грустно опустив серые ушки. Вдруг сверху раздался треск ломающихся веток. Хромыш очень обрадовался и стал звать на помощь:
Эй, прохожий, не беги!
Помоги мне! Помоги!
А в ответ услышал:
Кто там в яме сидит,
Кто так громко кричит?
По голосу зайчик узнал ежика и сказал:
Как чудесно, друг мой ежик,
Выбраться он мне поможет.
Ежик, это я, Хромыш,
Можешь ты сорвать камыш,
Чтобы в ямку опустить,
И зайчонку подсобить?
Услышав просьбу зайца, ежик задумался и думал так долго, что солнце разогрело колючки на его спине. Потом ответил:
Я бы рад, мой друг любезный,
Быть тебе сейчас полезным,
Но идти за камышом,
Темной ночью или днем,
Среди зарослей ужасных
Для ежей, мой друг, опасно.
Пусть колючий, ну и что ж,
Я не супермен, а еж.
Сказав это, ежик громко фыркнул и исчез. Хромыш загрустил пуще прежнего. Видно, придется ему в этой яме погибать. Вдруг слышит — вверху снова ветки трещат. Набрал он полную грудь воздуха и стал звать:
Эй, прохожий, не беги!
Эй, прохожий, помоги!
Тот, кто был сверху, остановился и заглянул в яму. Зайчик увидел, что это его друг бобер.
Ты чего кричишь так громко?
В ушках лопнут перепонки?
Почему-то бобер был очень сердит.
Здравствуй, милый друг мой бобр,
Будь пожалуйста ты добр,
Пособи моей беде,
И сходи сейчас к воде,
Принеси свое бревно,
Опусти его на дно
Этой ямы, где сижу я,
Выбраться тогда смогу я!
Бобер задумался и думал так долго, что мокрая его макушка совершенно высохла. Затем вдруг разозлился и сказал:
Надоели вы мне, братцы!
Должен я для всех стараться.
Все кричат мне: «Помогите!»
А бревна нынче в дефиците.
Не нагрызть на всех стволов,
Жить не вкусно без зубов.
Затем он тряхнул головой и исчез. Опечалился Хромыщ еще больше. Неужто никто не поможет ему? Не станет он больше бегать по лесу и собирать морковку и капусту? Тут снова послышался треск сухого валежника. Зайчик поднял оцарапанный носик и тихо позвал:
Эй, прохожий, не беги!
Эй, прохожий, помоги!
Вверху показалась рыжая лисья мордочка:
Зайка, верно, это ты
В яму рухнул с высоты?
Долго я тебя ждала,
И зевала, и спала,
В окнах все зажгли уж свет
А морковки нет и нет!
В голосе лисы было недовольство. Зайчик ответил виновато:
Утром в яму я упал,
Здесь на целый день застрял.
Видно, стал совсем неловкий,
Всех оставил без морковки.
Милая лиса, прости,
Хвост свой в яму опусти,
По нему, как по веревке,
Сразу выберусь я ловко!
Лисица сощурила свои раскосые глазки:
Э-э-э, чего придумал, брат.
Хвост мой чудный — не канат.
Коль его мне оторвешь,
То другой уж не пришьешь.
А без рыжего хвоста,
Станет жизнь моя пуста.
Все, пошла я по делам.
Выбирайся, заяц, сам!
И лисица пошла прочь. Хромыш горько заплакал. Как же так? Почему никто не хочет ему помочь? Он всегда так старался, всех угощал, уже почти закончил плести второе лукошко, чтобы еще больше капусты и морковки собирать.
Кто там в яме плачет тихо,
Приключилось с кем-то лихо?
Хромыш поднял голову и увидел волка.
Это заяц, я на дне.
Помоги, прошу я, мне.
Елочку над ямой вижу,
Наклони ее пониже.
Я за ветки уцеплюсь,
И в мгновение спасусь.
Волк заулыбался, показав большие острые зубы:
Ох и хитрый ты, Хромыш.
Очень ладно говоришь.
Только ты забыл, что елка
В очень острых вся иголках.
Коль ее я наклоню
Лапы больно уколю.
Хоть друзья мы, но уволь!
Не хочу терпеть я боль!
С этими словами волк скрылся из вида. Солнце уже почти село за горизонт, небо потемнело, а в воздухе стали кружить летучие мыши. Еще никогда зайчику не приходилось оставаться одному ночью в лесу, вдали от своей норки. Он забился в угол и стал тихо бормотать.
Ой-ой-ой, ой-ой-ой,
Не вернуться мне домой!
Вдруг слышит, кто-то ревет:
Это кто шумит опять?
Мне мешает отдыхать?
Затопчу, проглочу,
Хулиганов проучу!
Над ямой появилась медвежья голова.
Да не хулиган я, Миш,
Твой несчастный друг Хромыш.
В яме с самого рассвета,
Уж от страха мочи нету,
Мне наверх никак не влезть.
Из зверей, живущих здесь,
Вряд ли кто с тобой сравнится,
Можешь ты легко спуститься,
И зайчонка подсадить,
Горю просто подсобить.
Медведь подумал и отвечал так:
Заяц, зверь ты не плохой,
Дружат все в лесу с тобой.
Но даже горячо любя,
В яму лезть замест тебя,
Вовсе я не собираюсь,
И на том с тобой прощаюсь!
И пошел косолапый своей дорогой.
Ночью в лесу стало так темно, словно кто-то набросил на верхушки деревьев синий плед в голубую крапинку. Лишь глаза сов светились в зарослях, будто желтые фонари. Хромыш укрылся листом лопуха и уснул, едва успел закрыть глаза, так как очень устал.
Под утро мимо ямы пробегал крошечный лягушонок. Он увидел спящего Хромыша и подумал:
Бедный, несчастный зайчишка.
Плохи его делишки.
Пробыл здесь, видно, всю ночь,
Как же ему помочь?
Очень его мне жалко,
Нужно включать смекалку.
Думал, думал лягушонок, что делать и придумал. Стал он скакать по лесу и говорить каждому встречному зверю так:
В чаще есть яма ужасная
Для всех она очень опасная.
Не далеко от опушки,
Спряталась, словно ловушка,
Кто в нее попадется,
Тот домой не вернется.
Сгинет каждый в ней зверь,
Знаю я точно, поверь.
Чтобы гибель предупредить,
Надо камнем ее заложить.
Испугались ежик, бобер, лиса, волк и медведь, что однажды и они могут попасть в яму, и последовали за лягушонком. Ежик принес один большой кирпич, бобер — два, лисица — три, волк — четыре, а медведь — целых пять. Опустили они кирпичи в яму и каждый пошел домой довольный, что теперь ему не угрожает опасность. А зайчонок, который уже успел проснуться, выбрался наружу и понял: нет у него больше старых друзей. Зато есть новый — гораздо лучше прежних, потому что помог ему в трудную минуту.
В тот же день он сплел два новых маленьких лукошка и они с лягушонком стали вместе прыгать по лесу и собирать морковку и капусту.

Домашние хлопоты

Однажды в зоомагазине небольшого городка случилась неприятность: в него перестали приходить покупатели. Скорее всего, это объяснялось тем, что новый хозяин магазина, мистер Угрюмель, был очень недобрым и неприветливым человеком. Он никогда не здоровался с другими жителями города, и никто не видел, чтобы он хоть раз улыбнулся. До появления Угрюмеля двери магазина не закрывались. Сюда постоянно приходили дети и их родители для того, чтобы купить крошечного котенка, смешного щенка или карликовую черепаху. Но вот уже целый месяц никто не заглядывал в магазин даже просто посмотреть на живущих там зверей, не то чтобы выбрать себе маленького друга. Это обстоятельство очень печалило животных, каждый из которых хотел найти себе любящую, заботливую семью. Ведь все они были домашними, а не магазинными, в конце концов.
Одним скучным вечером, когда мистер Угрюмель уже ушел домой, волнистый попугай сказал своим друзьям:
— Доррогие мои! Мы не можжем больше оставаться в этом магазине. Нужжно что-то прридумать!
— Но что же мы можем придумать? — спросила черепаха и сладко зевнула. Она была жуткая лежебока.
— Да, что, фить-фить? Что мы можем сделать, фить-фить? — вступила канарейка.
— Бежжать! Мы убежжим отсюда, найдем какой-нибудь дом и посселимся в нем. Не будем дожжидаться хоззяев, — гордо ответил попугай.
— Точно, — согласилась морская свинка, — давайте найдем дом у моря! Я никогда не видела моря!
— Я тоже согласна у моря, мур-мяу, я люблю рыбу, — согласилась кошка.
— И чтобы поле рядом, хрум-хрум, там много зерна, хрум-хрум, — сказал хомяк.
— И косточки, — попросил пес.
На том и порешили. Следующим утром, когда мистер Угрюмель дремал за своей стойкой, канарейка осторожно выбралась из клетки и достала из его кармана запасной ключ от магазина. А вечером, все животные выбрались на улицу и сели в трамвай. Хорошо, что трамвай оказался пустым, то-то удивились бы пассажиры такой необычной компании!
Добравшись до окраины, они попали в маленькое село около озера, где нашли дом, в котором давно никто не жил.
— Вот зздесь и поселлимся! — скомандовал попугай.
— Но ведь тут нет моря! — заволновалась морская свинка.
— Ззато есть оззеро.
— Но ведь я не озерная, а морская, — совсем расстроилась она.
— Все равно ты не умеешь плавать, — сказала ей кошка. — А дом хороший, будем заселяться.
И зажили они в своем новом доме. Каждое утро все вместе выходили на прогулку, а после обеда занимались самыми разными интересными делами.
В понедельник кошка учила всех вязанию. У нее осталось несколько клубочков шерсти, с которыми она играла, когда была котенком.
Во вторник попугай проводил телевизионный эфир. Он залазил в пустую картонную коробку и устраивал спектакли и шоу. Его предыдущий хозяин любил смотреть телевизор, поэтому попугай очень хорошо разбирался во всех телевизионных премудростях.
В среду канарейка учила всех петь. Ни у кого это не получалось так красиво, как у этой крошечной птички, но все же звери очень полюбили эти уроки.
В четверг черепаха рассказывала увлекательные истории. Старушка прожила уже больше полувека и много повидала на своем веку.
В пятницу хомяк учил всех грызть по дереву. Зверек умел выгрызать картины, фигурки и даже мебель для небольших животных.
В субботу собака преподавала единоборства. Она была замечательной охранником и знала множество полезных приемов.
В воскресенье же морская свинка устраивала уроки кулинарии. Все учились варить вкусные каши, и даже делать мороженое, хотя никто из друзей его не любил. Ведь мороженое, несмотря на то, что очень сладкое, слишком холодное.
Вот так весело и дружно жили звери. Но прошло некоторое время, и они увидели: в их доме настоящий беспорядок! По всему полу валяется мусор, а на мебели лежит такой слой пыли, что на нем можно рисовать картины. Нужно было непременно убраться. Но никто из животных не хотел этого делать. Ведь уборка — занятие совсем не интересное и, к тому же, тяжелое. Тогда попугай предложил:
— Дррузья! Даввайте составим гррафик. Кажждый день кто-нибудь один буддет убиррать, мыть поссуду и готоввить есть.
Все знали, что попугай умный и поэтому с ним никто не спорил. Составили звери такое расписание:

Расписание дежурств

понедельник — черепаха
вторник — канарейка
среда — собака
четверг — кошка
пятница — морская свинка
суббота — хомяк
вскресенье — попугай

Целую неделю каждый из зверей выполнял всю тяжелую работу по расписанию. А когда пришел вечер воскресенья, все поняли: неделя прошла очень плохо. В понедельник черепаха пропустила урок вязания, из-за чего не смогла закончить ко дню рождения собаки шарфик, который хотела преподнести ей в подарок. Во вторник канарейка не посмотрела передачу: «У вас все дома». А она ее так ждала! В среду собака не смогла присутствовать на уроке пения, после чего весь день выла, не попадая ни в одну ноту так, что у всех разболелась голова. В четверг кошка не послушала необыкновенную историю черепахи о далеком острове в океане и сокровищах, спрятанных на нем. В пятницу морская свинка не смогла догрызть картину, которую тоже хотела подарить на день рождения собаке. В субботу хомяк пропустил карате, а в воскресенье попугай не научился готовить шарлотку из яблок, которые сам же собрал накануне.
Кроме того, в доме все равно был беспорядок, так как небольшому зверю очень трудно делать всю тяжелую работу по дому одному. За один день каждый из них устал на целую неделю вперед.
Стали они думать, что делать, как соблюдать порядок. Наконец, кошка сказала:
— Мур-мяу, а что если каждый день вечером перед сном мы будем убираться все вместе? Нас так много, и мы сможем делать это очень быстро!
И ведь действительно, кошка была права. Если несколько муравьев будут нести тростинку вместе, то они донесут ее до муравейника гораздо быстрее, чем если каждый будет тянуть ее по очереди. И устанут меньше.
С тех пор звери стали делать так, как придумала кошка. И никто из них не уставал и не пропускал интересные занятия. Зажили они славно, в чистоте и дружбе.

© Нина Шевчук
© ninashevchuk.ru

Об авторском праве