Все-таки жаль

С самого утра в заводской бухгалтерии царила тяжелая угнетающая атмосфера. Даже нечуткий и спокойный человек, зайдя по какому-нибудь делу в наш тесный кабинет, старался поскорее ретироваться, так как начинал ощущать себя тонким листом бумаги, на который через увеличительную линзу направили горячий луч летнего солнца.
Причиной тому была Елизавета Петровна Рогова – младший бухгалтер, симпатичная молодая женщина с характером кастрюли-скороварки. Едва с Лизаветой случалась неприятность, даже самая незначительная, вроде сломанного каблука, как она тут же замыкалась в себе и излучала мощные эманации печали и раздражения. Потом, примерно через два часа, накипевшее внутри начинало заунывно шипеть, посвистывать и угрожало сорвать крышку и ошпарить окружающих потоком неудержимой истерики. Приостановить «автоклавирование» терзавших Лизу горестей обычно помогал душевный разговор, заедаемый шоколадными конфетами с мармеладом и запиваемый кофе со сливками.


Неприятности, между тем, в жизни Лизаветы происходили часто, так как обязанности младшего бухгалтера энергичная женщина успевала совмещать с общественной деятельностью. Любую несправедливость, творившуюся в Пустошеве и окрестных селах, она воспринимала как личное оскорбление и незамедлительно начинала борьбу за правду: писала обличительные статьи письма и жалобы в различные инстанции, обращения к пострадавшим народным массам и внушения обидчикам этих масс. Все мы, ее соседки по кабинету, волей-неволей тоже превращались в общественниц, так как в буквальном смысле сидели на пути информационных потоков, проходивших сквозь Лизу. Наши имена и подписи первыми стояли на всех петициях и просьбах о справедливом исходе дел, в суть которых мы даже не успевали вникать – с такой стремительностью одна битва за правду сменяла другую. Не подписывалась только Анастасия, наш экономист. С тех пор, как пару лет назад за ней стал ухаживать депутат горсовета, судьба пустошевских клумб, пешеходов, сирот, бездомных животных и голодных старушек перестала заботить ее. На лизины уговоры подписать бумажку, она неизменно отвечала:
— Да щас.
Тем злополучным днем Елизавета, вопреки своему обыкновению, до самого вечера не посвящала нас в причины овладевшей ею заботы. Находиться в кабинете стало совершенно невыносимо. Первой не выдержала делопроизводитель Вера:
— Лизка, что стряслось? На кого жалобу составляешь?
Рогова быстро свернула окно с документом, над которым потела не первый час. Она глянула на Веру с опаской, явно сомневаясь, стоит ли открыться, и вдруг решилась:
— На водителей нашего маршрута.
Вера, чей муж уже несколько лет трудился на угарной ниве пригородного транспорта, изменилась в лице.
— Это с чего же вдруг? – спросила она угрожающе пониженным тоном.
— А тебе-то что? – взвизгнула Лизка, предчувствуя грозу. – Твой Павлик работает на другом маршруте!
Анастасия откинулась в кресле и сложила руки на груди, оттянутой сексуальной велюровой жилеткой – приготовилась наслаждаться сценой. Я втянула голову в плечи и громче защелкала по клавиатуре.
— Еще раз спрашиваю, какого рожна тебе водители не угодили? – наступала Вера.
Лиза тоже приняла атакующую позицию. Выпятила грудь и сдвинула густые черные брови «наизготовку».
— А такого! Все водители пригородных автобусов – воры! Они сотни людей в день мимо кассы провозят! Возьмет на станции четыре калеки по билетам, а остальных на выезде сажает. Да еще полный автобус набьет, так, что дышать нечем!
— Посмотрите на нее, дышать ей нечем! – распаляясь, Вера подступила так близко, что Лиза соскочила со стула и нервно зашагала по кабинету. – Тебе дышать нечем, а людям ехать нечем! Билеты-то на стоячие места не продают. Хорошо рассуждать, когда живешь одна, да еще рядом со станцией. Кофе попила, губы намазала и пошла вертеть задом за час до отправления. А кому нужно успеть четыре рта накормить, по садам-школам их рассовать, да еще на работу не опоздать? Тут и на подножке висеть рад! Об этом ты думала?
— Говоришь, хорошо, когда одна? – в голосе Лизы зазвенели слезы воспоминаний о разводе, случившемся больше пяти лет назад, но все еще мучившем ее. – Я одна о твоих же ртах и пекусь, поняла? По каким школам и садам ты их рассовывать станешь, если каждый вот так мимо налогов все в карман сгребать будет?
— Да по тем же, что и сейчас! Много на твои налоги школ и садов построили? У дочери тридцать человек в классе, Гришу в садик мы сразу после рождения записывали, а к трем годам были еще сороковые в очереди!
— Сами виноваты, — буркнула Рогова.
— В чем это?
— Что молчите все. Нужно добиваться.
— Добиваться-добиваться, — передразнила Вера. – Ты вон три месяца воевала, чтобы десять деревьев сохранить, и то ничего не вышло. Стоянка теперь на месте твоих деревьев. А ты пойди добейся, чтобы новое учебное заведение построили. Это тогда, когда целые техникумы из зданий на окраины выбрасывают!
Лиза села на стул у окна и сдавила виски пальцами.
— Это все потому, что я одна. Если бы каждый… если бы каждый добивался, а не вот так, — она заплакала.
— А когда нам добиваться, Лиза? Я весь день на этом винзаводе, а Коля за баранкой с шести утра до девяти вечера. Ты думаешь, он все эти деньги со стоячих себе берет, да? И в малосемейке нам вшестером нравится?
Вера тоже заплакала.
Я подскочила и принялась хлопотать у столика. Включила чайник, разложила бисквиты по тарелкам. Когда слезы высохли и все принялись пить чай, я нарушила молчание:
— А что, если мы сделаем в Интернете сайт, на котором будем поднимать все эти вопросы? Для начала добьемся, чтобы побольше автобусов в пригород пустили, да чтобы в них кондукторы ездили. Это ведь новые рабочие места. И про садики, и про школы, про все говорить станем! Насть, может твой депутат нам поможет?
— Да щас, — привычно отозвалась Анастасия со своего места.
Долго мы еще фантазировали на тему того, сколько хороших, полезных инициатив можно начать, даже придумали имя для сайта. Хоть оно и оказалось занято, было приятно.
Однако на следующий день об этом уже не говорили. За окном шел мерзкий дождь, а Настя щеголяла новым кольцом с рубином. Разговаривать не хотелось вовсе.
И все-таки жаль, что сайт не сделали.

Обсуждение: 2 комментария

  1. Алексей Земляков:

    Правильно заданные вопросы куда полезней уверенных ответов. Точные, безапеляционные ответы, вообще, страшная штука.

    Ответить
    1. Нина Шевчук:

      Оно верно, Алексей!

      Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Нина Шевчук ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru