Рубрика: Рассказы

Все мои рассказы находятся в этой рубрике

Рассказ «Такси»

С тяжёлым, ох и с тяжёлым сердцем собирался в командировку Савелий Васильевич. Прежде чем начать укладывать в чемодан приготовленные с вечера комочки носков, свёрнутую в тугой рулон байковую пижаму, пару потрёпанных детективов и прочие мелочи, он дважды варил кофе и выкурил четыре сигареты.
Что если жена, Катька Андреевна, сдержит своё подлое обещание и зарежет Таксюшу? От мысли, что в тёплый щетинистый бок поросёнка вопьётся стальное лезвие ножа, Савелия бросило в пот. Каждый раз, как думал, бросало. Он швырнул пустую кружку в раковину так, что от её массивной ручки откололся кусочек керамики, и пошёл к окну спальни, из которого открывался вид на задний двор, окаймлённый подгнившими зубами хозяйственных построек. Там по утоптанной земле бегал невысокий поджарый кабанчик, имевший очень необычный окрас: будучи в весёлом расположении духа, природа решила подшутить и начертила на поросячьем боку черные пятна, настолько схожие с шашечками такси, что трудно было поверить в нерукотворность этого узора. Несколько темных клякс нанесла она на симпатичную подвижную морду и крепкие ноги, а уши кабанчику подарила большие, розовые, напоминавшие раковины моллюсков, в каких мечтатели слушают музыку моря.

Далее

Рассказ для детей «Хлеб»

Крымское лето прекрасное, как огромный разноцветный торт. Первый кусочек, конечно, море. Какое же удовольствие – купаться в крымском море! Оно ласковое, дружелюбное, весёлое. Второй кусочек – удивительные крымские горы. Они похожи на сказочные замки, в которых живут смелые и честные рыцари, красивые принцессы и крошечные трудолюбивые гномы. Третий кусочек – живописные холмистые поля. Когда проезжаешь мимо этих полей, хочется выскочить из автобуса и бежать вдогонку за пушистыми облаками.
Вот только любой торт нужно вначале испечь. Поэтому крымское лето бывает очень жарким. Повар по имени Небо включает свою солнечную духовку и старается как следует прогреть всю красоту, которой потом угостит людей. К августу жарко становится везде: у воды, на полях, во дворах, на дорогах. И даже мальчишки, которые сидят в теньке у продуктового магазинчика дяди Искандера, ведут жаркий-прежаркий спор…

Далее

Рассказ для детей «Булочка с моралью»

Поздним утром, когда мама и папа уже давно ушли на работу, а из взрослых дома осталась только бабушка, Женька обнаружила, что у неё расшатался зуб. Причём один из самых нужных и красивых зубов – верхний резец. От каждого прикосновения языка он наклонялся то в одну, то в другую сторону, словно маленький катерок в штормящем море.
— Бабушка! – вскричала Женька так громко, что нарисованный на стене капитан Врунгель чуть не выронил изо рта трубку. – Бабушка! Бедаааа!
На кухне раздался звон падающей посуды, и перепуганная бабушка вбежала в комнату, пачкая ковёр осыпающейся с рук мукой.
— Что случилось? Какая беда?
— Зуууб! – жалобно протянула Женька и открыла рот широко, как крокодил, который проглотил солнце.
— Что с зубом? – не поняла бабушка.
— Он шатается, — сообщила Женька трагически и размазала по щеке большую слезу.

Далее

«Черновик» — рассказ для душ школьного возраста

Что может быть хуже контрольной работы?
Наверное, печеночный паштет, который бабушка готовит по выходным и упрашивает:
— Скушай хоть один бутербродик! Для глазок полезно.
От одного запаха этого паштета глаза так и лезут на лоб. Неужели полезно носить глаза на лбу?
Уборка в комнате после того, как приходили в гости друзья, тоже не лучше контрольной. С бабушкиным бутербродом справиться сложно, но сделать это можно быстро: зажал нос пальцами, зажмурился, жуешь. Одна минута страданий – и вся семья счастлива. А уборка – дело долгое и скучное. Особенно, если все силы уже истратил на игры. Есть вообще в мире справедливость?

Далее

Рассказ «О слабостях и сильностях»

 По мнению одной «хвостливой» героини современного культового романа, слабым местом мужчины является его мечтательный ум *. Купит себе мужчина первую в жизни машину (загнанного «Жигуленка», всего в мыле), как тут же начинает мечтать о «Мерседесе». Глядит мужчина на свою жену (а она уже почти годится в бабушки «Жигуленку»), и тихонечко мечтает о стройной брюнетке (рыжая тоже сойдет), которую увезет прямо к берегу океана. Атлантического. Куда же еще стремиться настоящему Атланту?
Страшно подумать, скольких горестей и великих открытий не увидел бы мир, послушайся мужчины заветов апостола, который призывал мирян «не мечтать о себе».
Мой муж, Ромик, еще совсем юный. Ему под сорок. Мечты среднего возраста еще не успели заслонить в его грезах то, что не осуществилось в детстве. Школьником он мечтал стать чемпионом мира по шахматам. Свекровь моя, Анна Петровна, была офицерской женой, женщиной ленной, ничем особенно не интересовавшейся и не увлекавшейся. Узнав, что на занятия юного гроссмейстера придется возить в общественном транспорте, постановила:

Далее

Рассказ «Я заберу тебя»

Предыстория к рассказу.

Недалеко от Симферополя среди живописных холмистых полей раскинулось большое село Мазанка. На первый взгляд оно ничем не отличается от других сел – наследников процветавших когда-то в Крыму колхозов и совхозов. Тем не менее, место это совершенно особенное. Мазанка – первое на полуострове русское село. В конце восемнадцатого века российское правительство столкнулось с необходимостью населять разоренный войной, стремительно пустеющий край. Не много тогда нашлось охотников ехать в Крым, и императрица нашла такое решение: солдатам царской армии предлагалось демобилизоваться и отправиться на поселение в Крым, за что они получали свободу и право вести личное хозяйство. Оказаться среди девственного леса, окруженного скифскими курганами, в октябре месяце и начинать жизнь сначала, прожив почти полвека, – дорогая плата за свободу. На переезд шли самые смелые и вольнолюбивые, среди которых были двенадцать солдат Второго и Третьего гренадерского полка, построившие под Симферополем первые мазанки, давшие название селу.

Самое же примечательное то, что до сегодняшнего дня в Мазанке живут потомки всех первопоселенцев. С одним из них посчастливилось недавно встретиться и мне. Алла Яковлевна Гирина (потомок сразу двух солдатских фамилий – Максимовых и Кузьминых) рассказала много удивительных историй из жизни села, поведала о славных подвигах односельчан в годы Великой Отечественной войны. Автор выражает благодарность Алле Яковлевне Гириной (в девичестве Кузьминой), поведавшей историю, которая легла в основу этого рассказа.

Рассказ опубликован на сайте издания «Московский Комсомолец».

Рассказ

Рассказ «Страшный и ужасный Наизусть»

Едва нежная гладкая кожица яблока заливается рябью красного румянца, мы знаем: плод созрел. Но сколько же раз приходится краснеть молодому неопытному работнику, прежде чем его назовут зрелым специалистом!
В те далекие времена, когда я была тоненькой начинающей учительницей английского языка, выпал на мою профессиональную долю такой случай. Одно из первых занятий со взрослой группой посетила студентка возраста мамы дамы бальзаковского возраста. Слово «посетила» я употребила неспроста: применительно к такой степенной, полной достоинства женщине глагол «пришла» прозвучал бы как оскорбление. Особа эта чудесно выглядела, вкусно пахла, а взгляд ее говорил: «Я все и без вас знаю, но вы постарайтесь меня чем-нибудь удивить».
Удивить, к сожалению, получилось. Среди запланированных упражнений попался небольшой текст о важности владения английским языком в современном мире. Перед повествованием далекие оксфордские профессора попросили: “Read and retell”. Прочитайте, мол, и перескажите. После пяти лет университета, где система «рид энд рител» стойко удерживала первенство по всем предметам, мне такое задание не казалось из ряда вон сложным. Пересказывали столько, что и подумать было некогда.

Далее

Рассказ «Дятел»

Утренний парк летом – будто влюбленный юноша. Просыпается от первых прикосновений, дышит глубоко, волнуясь и предвкушая жар дневных объятий. Бегут по его крепкому, с новым утром снова девственному телу мурашки пешеходов, широкие ладони потеют росами, а в голове разноголосый гомон мыслей-птиц. Зеленую его шевелюру легко треплет ветер, но корни каждого дерева-волоска крепкие, молодые, и прическу не испортит даже гроза, которая будет рыдать вечером, приревновав парк к небу. Она станет между ними, будет ругаться и швырять все, что только попадется под ее ветреную руку, но скоро устанет и отступит.
Я отлично понимаю тебя, сестрица гроза! Я тоже люблю его, этот парк. Но не ревную. Чтобы биться, юному сердцу одинаково нужно мудрое, косматящееся облаками небо, настырное, горячее солнце, нужна ты, крикуха и плакса, и нужна я, стоящая тихо под деревом, на котором повис дятел.

Далее

Рассказ «Если хочешь быть любимой»

Вот уже восемь часов в сумочке лежало то, что должно было полностью изменить жизнь Лены. Маленькая синяя коробочка, опоясанная белым скотчем, разместилась на бутербродах, задыхавшихся в пищевой пленке. От волнения Лену весь день мутило и есть совсем не хотелось.
Уведомление о бандероли пришло утром, и Лена успела забежать на почту до начала рабочего дня.
— Осторожно! – вскрикнула она, когда суровая заспанная тетка, отбывавшая на выдаче посылок, ахнула коробкой об стол так, что скрипнул гофрокартон. Тетка недовольно поджала губу, отчего ее подбородок тоже сложился гофрами.
— Харфор у тебя там, что ли?
— А вы почитайте, что у меня там, — обиженно посоветовала Лена.
Тетка отклонилась назад, настраивая дальнозоркие глаза, прищурилась и пробасила по слогам:
— Женс-кое-счасть-е.
— Вот именно!
— Тьфу-ты! Колготы, что ли?
Лена фыркнула.
— Если вам колготы – за счастье, то пусть будут колготы.
— Хамка, — разозлилась тетка и резко отодвинула бандероль. Забирай, мол, и катись. Счастливица несчастная!

Далее

Все-таки жаль

С самого утра в заводской бухгалтерии царила тяжелая угнетающая атмосфера. Даже нечуткий и спокойный человек, зайдя по какому-нибудь делу в наш тесный кабинет, старался поскорее ретироваться, так как начинал ощущать себя тонким листом бумаги, на который через увеличительную линзу направили горячий луч летнего солнца.
Причиной тому была Елизавета Петровна Рогова – младший бухгалтер, симпатичная молодая женщина с характером кастрюли-скороварки. Едва с Лизаветой случалась неприятность, даже самая незначительная, вроде сломанного каблука, как она тут же замыкалась в себе и излучала мощные эманации печали и раздражения. Потом, примерно через два часа, накипевшее внутри начинало заунывно шипеть, посвистывать и угрожало сорвать крышку и ошпарить окружающих потоком неудержимой истерики. Приостановить «автоклавирование» терзавших Лизу горестей обычно помогал душевный разговор, заедаемый шоколадными конфетами с мармеладом и запиваемый кофе со сливками.

Далее

Страница 1 из 612345...Последняя »
© 2018 Нина Шевчук ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru